Воссоединение кровной семьи – возможно?

С февраля этого года Городская служба помощи «Семейный причал» начала приём заявок на оказание помощи замещающим семьям и кровным родственникам приёмных детей. Одно из направлений деятельности службы «Семейный причал» — работа с кровным окружением детей, которые на данный момент находятся в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Речь идёт о случаях, когда мы изучаем возможность реабилитации или мобилизации кровно-родственных связей в интересах воспитанника. Когда ребёнок воспитывается в условиях детского учреждения, ему, естественно, необходим значимый взрослый, а если таких фигур в жизни ребёнка несколько, это ещё лучше. Порой для ребёнка такой персоной выступает один из сотрудников учреждения или же так называемый «наставник». И всё же значение кровно-родственных связей для таких ребят — огромно. Наша задача — «включить» эти связи, побудить их «работать на ребёнка», на его развитие.

Важно подчеркнуть, что в детских учреждениях нет специалистов, в должностные обязанности которых входит непосредственная работа с кровно-родственным окружением воспитанника. Психологи осуществляют сопровождение детей, социальные педагоги занимаются социально-правовыми вопросами, а воспитатели выполняют свою, воспитательную, функцию. На то, чтобы заниматься поиском кровных родственников ребёнка, а также оценкой и мобилизацией их ресурсов, у сотрудников детских учреждений просто нет времени и сил. Поэтому неудивительно, что руководство учреждений идёт нам навстречу, а специалисты приветствуют дополнительную помощь с нашей стороны.

Наша работа с ресурсом кровно-родственного окружения имеет свою специфику. Во-первых, стандартизировать, поставить на поток работу с родственниками ребят пока что вряд ли возможно. Дело в том, что каждый случай здесь — уникален, а результат не всегда предсказуем. Если из десяти ведущихся нами дел в двух случаях удаётся подключить кровных родственников к воспитанию ребёнка, а в одном случае из десяти получится восстановить кровную семью и вернуть ребёнка из учреждения, – мы считаем это успехом. Во-вторых, работа эта — комплексная, включает в себя социально-правовую поддержку, работу психолога с родственниками, организацию межведомственного взаимодействия в интересах ребёнка. Пожалуй, самое главное — адекватно оценить наличествующий ресурс кровно-родственного окружения в каждом конкретном случае, вовремя подключиться,  добиться взаимопонимания и сглаживания противоречий между родственниками и представителями госучреждений в интересах ребёнка. Самая большая радость для нас — это воссоединение кровной семьи, когда это возможно. Это как окно в новую жизнь для детей и их родителей.

На данный момент на сопровождении Службы «Семейный причал» находятся девять детей, находящимися в учреждениях. В трёх случаях есть перспектива восстановления кровных матерей в родительских правах, хотя ситуации — разной степени сложности, кое-где нужна серьёзная работа с мамой в психологическом плане. Тем не менее, в марте уже стартовали два судебных процесса по восстановлению мамочек в родительских правах, здесь мы конструктивно взаимодействуем с органами опеки. Кроме того, ещё в одном  деле есть прекрасная возможность помочь подростку справиться с кризисом, привлекая старшего брата и мать, хотя вернуть мальчика семье вряд ли удастся. Здесь мы обратились за содействием к детскому омбудсмену Новосибирской области. Пока что среди обращений у нас больше дел с мальчиками, чем с девочками. Это естественно, у мальчиков в детских учреждениях больше трудностей. Есть ситуации, когда родственники (бабушка, тётя) не могут взять под опеку ребят по состоянию здоровья, или потому что «не справляются с подростками». Здесь мы проводим работу с тётями и бабушками, помогаем им найти оптимальные формы участия в воспитании внуков и племянников, убеждаем не опускать руки, а вносить свой посильный вклад.

Служба «Семейный причал» совсем недавно начала свою работу, но мы уже видим перспективы, а главное — наблюдаем востребованность наших услуг для детей, их родных и специалистов детских учреждений. Надеюсь, что в следующий раз мне удастся более подробно осветить истории наших семей, и, возможно, даже представить интервью участников проекта.